Семь способов найти средства для развития экономики Хабаровского края

05.03.18 Семь способов найти средства для развития экономики Хабаровского края

Заместитель министра экономического развития края рассказывает зачем нужна конкуренция, почему регион должен работать на экспорт и о «доращивании» поставщиков.

Прекрасное в своей простоте и краткости изложение экономической теории дал в своё время дядя Фёдор, пожив в Простоквашино: чтобы достать денег, нужно продать что-нибудь ненужное, но сначала это ненужное надо купить, а у нас денег нет. После чего герои отправились искать клад. И нашли.

Сегодня мы вместе с заместителем министра экономического развития по развитию предпринимательства и рынков Хабаровского края Иваном Загорским тоже будем искать «клад», точнее, ответ на вопрос: «Где взять деньги?». Забегая вперёд, скажу, что мы нашли не один и не два, а семь способов.

Иван Олегович Загорский, 18.09.1978 г. р., кандидат экономических наук.

В 2001 году окончил ХГТУ (сейчас ТОГУ) по специальности «Эксплуатация судовых энергетических установок». В 2012 году окончил Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) по специальности Государственное и муниципальное управление. С 2014 г. - руководитель Дальневосточного отделения Национальной ассоциации институтов закупок, общественный помощник Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Хабаровском крае. С 2016 г. - заместитель министра экономического развития Хабаровского края.

Что в тумбочке?

Юлия Терентьева, «АиФ-Хабаровск»: Иван Олегович, последнее время для поддержки предпринимателей делается много. Но даёт ли это результат?

Иван Загорский: Если произносить абсолютные цифры и сравнивать с западными регионами, то покажется, что всё не очень хорошо. У нас на Дальнем Востоке 262 тысячи предпринимателей, 53,5 – на весь Хабаровский край. Для сравнения в Москве – 900 тысяч. Однако мы понимаем, что в Москве население 10 миллионов, а весь Хабаровский край – полтора миллиона человек. И по Дальнему Востоку мы занимаем лидирующие позиции. В крае представлены все категории бизнеса: в основном микробизнес, 95%, есть малый, средний и крупный. Конкурентный потенциал хороший.

- Вы говорите о конкуренции с иностранным бизнесом?

- Не только, даже больше о конкуренции с другими субъектами нашей страны. Как, по-вашему, зачем каждый регион стремится быть лучшим в рейтингах, инвестклимате? Ответ весьма прост: чтобы было больше денег. Количество денег влияет на все вторичные факторы – количество людей, имеющих работу, оборот товара.

- Подождите, но это про курицу и яйцо! Сначала надо произвести, продать услугу, товар, потом будут деньги. Нельзя же просто взять их и напечатать!

- Можно, и наши заокеанские недруги это доказывают. Но я сейчас не о включении станка, а о привлечении денег в экономику региона, о наращивании ВРП (внутренний региональный продукт. – Прим. авт.) и, как следствие, увеличении денежной массы. Напомню, ВРП считается от добавленной стоимости. Вырастили пшеницу – деньги, смололи в муку – добавили стоимость, привезли на завод – ещё добавили, испекли булочку – ещё прибавка.

- Так у нас объём денег не вырастет: жители края достали деньги из тумбочки, купили булочку, производитель положил деньги в тумбочку, достал их и раздал зарплату жителям края.

- Чтобы увеличить эту массу, нужно обращаться к внешним источникам. У нас в крае хорошо научились привлекать деньги инвесторов под собственные проекты. За последние три года продолжается серьёзный рост, работают над этим несколько министерств и хорошо работают.

Второй инструмент привлечения денег – субсидирование. Со всех субъектов в федеральный центр стекаются налоги, потом центр раздаёт субсидии обратно в регионы.

-  Рассчитывать на субсидии не совсем правильно. Не факт, что их выделят, и не факт, что в запрошенном объёме. Кроме Хабаровского края, там еще 84 голодных воробушка.

- Я бы сказал, там другие птицы сидят, помощнее. Однако и наш край получает деньги. В 2017 году, например, на поддержку малого и среднего бизнеса мы привлекли 68,5 млн рублей.

В ожидании «ангела»

Перейдём к третьему инструменту – кредиты. В 2017 году наши банки с государственным участием, Россельхозбанк, ВТБ, Сбербанк, и другие, выдали 57,7 млрд рублей кредитов для бизнеса по краю. Это больше, чем в прошлом году на 20 миллиардов. Банк МСП открыл в крае удалённое рабочее место в прошлом году и сразу выдал 3,8 млрд кредитов. Все эти средства вложены в экономику края.

- Но кредиты нужно возвращать и с процентами.

- Да, денежная масса вымоется из оборота, но, во-первых, в течение 3 лет, во-вторых, сейчас она работает и повышает доходность региона. Часть дивидендов уйдёт на выплаты, но часть-то здесь останется. Начался мультипликационный эффект: один вложенный рубль приносит два, три, четыре. У нас получается новое оборудование, новое производство, рабочие места, налоги и так далее. Растет ВРП.

Четвёртый способ – работа с венчурными фондами, бизнес-ангелами, инвестиционными фондами. Во всём мире эта система работает и значительно разгружает бюджет. Всем известная Силиконовая долина в США – настоящий магнит для людей с деньгами. Работает всё очень просто: люди с деньгами отсматривают сто проектов, вкладывают в каждый по миллиону долларов. Затем 98 проектов не «стреляют», а 2 приносят по сто миллионов. Бизнес-ангел потерял 98 миллионов, получил двести, выгода двукратная.

- Напомните, в чём разница между инвестиционным и венчурным фондами.

- Инвестиционный фонд распоряжается средствами вкладчиков взвешенно и осторожно, инвестируя либо в уже работающий бизнес, либо в низкорискованные сделки. Венчурный фонд – это высокорискованный бизнес, но и высокомаржинальный. Венчур – это сидят в гараже два парня, Стив Джобс и Стив Возняк, у них ни черта нет, кроме идеи. Но ты вложил в них 90 тысяч и получил сотни миллиардов.

- Но это большая редкость. Чутье, удача, гениальность авторов идеи.

- Поэтому бизнес-ангелом быть безопаснее. Пятый путь привлечения денег – акционирование – перевод предприятий в акционерные общества. Есть условное частное, краевое или муниципальное предприятие. Меняем его форму собственности на акционерное общество, печатаем акции, продаём часть, оставляя за прежним собственником решающий пакет. Из кармана акционеров предприятие получает, ну скажем, 2 миллиарда рублей, на которые можно обновить оборудование, создать новые места и так далее. При этом не потратив ни копейки собственных или бюджетных средств.

- Итак, у нас уже пять путей привлечения денег в край: инвестиции под собственные проекты, субсидии, кредиты, работа с инвестфондами и бизнес-ангелами и акционирование. Есть ещё?

- Да, но сначала назовите трёх слонов, на которых держится бизнес?

- Деньги, спрос, кадры.

- Абсолютно верно. Без сбыта ничего не будет. Без людей, квалифицированных специалистов, работать невозможно. Без финансирования не получится начать дело.

Сбыт можно стимулировать разными направлениями. Сейчас мы вернёмся в начало нашего разговора, к вопросу о конкуренции с другими регионами. В Хабаровском крае работы в этом направлении хватает. Посмотрим только по продуктам: яйцо – спрос не закрыт, молоко везём из соседних регионов, у нас нет своего шоколада. Надо собраться и вытеснить их. Некоторые производители считают, что потребитель проявит сознательность и будет покупать их товар, только потому, что он местный. Нет, так не будет. Качество, цена и, как ни странно, внешняя привлекательность товара – упаковка, если грубо. То есть шестой путь – это вытеснить производителей из других регионов и оставить деньги в крае. А дальше наращиваем производство и работаем на экспорт из региона.

Внутри региона также есть рынок, слабо освоенный местными предпринимателями, – закупки компаний с государственным участием (223-ФЗ, 260 млрд руб. в год с местом поставки Хабаровский край. – Прим. ред.), с помощью которых мы можем привлечь очень серьёзные средства в экономику края. Увеличив существующий объем поставок нашими поставщиками вдвое, на 10 млрд рублей, мы закроем часть кредитов. 10 млрд – это минимум полмиллиарда рублей поступлений в бюджет, это дополнительные рабочие места, около 3 млрд в год на зарплату. А если мы поднимем долю до 50 млрд?

- Разве наш бизнес может конкурировать с западными предприятиями?

- Да, но нужно ему помочь. Минэкономразвития края начало работу над проектом «доращивания» поставщиков. Министерство ищет предпринимателей, которые готовы развивать производство и участвовать в госзакупках, но пока «не доросли» до борьбы с крупными игроками.

Через Краевое агентство содействия развитию предпринимательства бизнесмен получает поддержку: ему помогут с оформлением документов, рассчитают финансовую модель развития и многое другое.

«Подросший» поставщик с обновлённым оборудованием, с чётко проработанной логистикой, с товаром оптимальной себестоимости сможет смело участвовать в госзакупках.

Однако есть ещё один очень важный для бизнеса момент: ему интересны долгосрочные контракты. Имея контракт на 3-4 года, предприниматель чувствует себя увереннее, он готов рисковать, наращиватьпроизводство, открывать новое.

- А сейчас нельзя заключать договор на такой длительный срок?

- Необходимо внести корректировки в положения о закупках заказчиков: возможность заключения преференциальных и долгосрочных, до 3 лет, контрактов для резидентов ТОСЭР и СПВ. Это большая работа на федеральном уровне, Правительство края работает над этим не первый год.  Эти корректировки должны выровнять ситуацию, ведь пока у предпринимателей западных регионов страны есть слишком большая фора перед дальневосточными бизнесменами.

Источник: Аргументы и факты

Поделитесь с друзьями ссылкой
Поделитесь с друзьями ссылкой

Чего не хватает на этой странице?

captcha

* Обязательное поле

Подписаться на рассылку

cccc